Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Со всех сторон

Вторник, 22.08.2017



Главная » 2012 » Январь » 16 » Поэзия Бодлера - одно из самых оригинальных и совершенных явлений французской поэзии
01:30
Поэзия Бодлера - одно из самых оригинальных и совершенных явлений французской поэзии

 

Выдающийся поэт XIX века Шарль Пьер Бодлер внёс огромный вклад в мировую поэзию. Он был настолько не похож на других представителей своей эпохи, что до сих пор о его странностях и выходках ходят различные слухи. Бодлер родился 9 апреля 1821 года в Париже и, ещё будучи ребёнком, отличался непокладистым и трудным характером. Его выгоняли из школы, он не мог закончить учёбу в институте, после чего разозлённый отчим решил отправить непослушного пасынка на два года в Индию.

Шарль-Пьер Бодлер пускается на любые ухищрения для того, чтобы раздобыть денег у своих родственников. Однажды он перешел все границы дозволенного, начав шантажировать мать, грозясь совершить самоубийство. Столь аморальные поступки встречаются в биографии великого писателя неоднократно.[ ]

 

В 1845 году будущему поэту назначили опекуна и он, пребывая в расстроенных чувствах, и впрямь принял решение покончить с собой. Однако, как считают исследователи, и на этот раз он не до конца был искренним в своем желании уйти из жизни. Расчетливый Шарль-Пьер Бодлер решил, что оба исхода могут иметь для него весьма благоприятные последствия: если получится совершить самоубийство, молодой человек сможет избавить себя от тягот и лишений жизни с опекуном, если же задуманное осуществить не удастся, шок и страх родственников поможет ему добиться от них хорошего отношения и получить деньги. 

В июне 1845 года Бодлер воплотил замысел в жизнь - предварительно завещав все свое имущество своей любовнице Жанне Лемер, молодой человек вонзил себе в грудь нож. Но рана, вопреки ожиданиям поэта, оказалась неглубокой и он довольно быстро поправился. После этого случая брат Шарль-Пьера, мать и отчим решили взять над ним опеку. Учредив в сентябре 1845 года опекунский совет, родственники отняли у молодого человека право брать деньги в долг и распоряжаться собственным имуществом.

 

Испытывая ненависть к неродному отцу и презирая мать за то, что после смерти первого мужа слишком быстро нашла тому замену, юный Шарль совершил довольно решительный по тем временам шаг: подкупил капитана корабля, направлявшегося в далёкую страну, чтобы тот перевёз его обратно во Францию. В то время молодому авантюристу исполнилось всего двадцать лет. Он вернулся в Париж, стал обладателем огромного, доставшегося от отца наследства, которое начал тратить с лёгкостью, вызывая всё большее негодование матери. Однако юноша принял решение больше не слушать нелюбимых родителей, начал самостоятельную жизнь, всерьёз занявшись литературной критикой, а несколько позже и поэзией.

Молодой поэт жил, не задумываясь о завтрашнем дне, пребывая в созданном из снов и фантазий мире, боясь и избегая реальности. Он окружал себя замысловатыми вещами, одевался броско и вычурно, испытывал интерес ко всему непонятному и необычному. Так, например, говоря о женщинах, он утверждал, что симпатизирует лишь обладательницам тёмной кожи, а другие особы оставляют его равнодушным. Женщины его не понимали, однако личность одинокого поэта, всегда окружённая слухами и домыслами, вызывала у особ противоположного пола неподдельный интерес. Часто они останавливались на улицах, чтобы в который раз с удивлением взглянуть на странного молодого человека, идущего по Парижу с неизменной длинной тростью, в добротном чёрном пальто и с выкрашенными в зелёный цвет волосами.

 

Бодлер "Полмира в твоих волосах" / Charles Baudelaire, Le Spleen de Paris



И в то же время Шарль часто выдумывал о себе невероятные легенды, рассказывая окружающим, что состоит в любовных связях с мужчинами, презирает женщин и является тайным агентом. Говорил он о себе так красочно, что люди всерьёз верили в истории о якобы правдивых фактах его биографии, однако их автор лишь посмеивался недалёкости и доверчивости друзей и знакомых, продолжая придумывать другие небылицы. Современники Бодлера отмечали, что он был слегка презрителен и самодоволен, а с женщинами обращался слишком надменно, словно бы специально создавая некий барьер. «Женщины — существа естественные, — нередко повторял поэт и добавлял, — другими словами, они омерзительны». Дам Шарль предпочитал сдержанных и равнодушных к любовным чувствам, однако нередко посещал публичные дома и проводил время с легкодоступными девицами. Мысль о браке, детях и совместной жизни с женщиной вызывала в нём неподдельный страх.

 
Картинка 1 из 8
Портрет Жанны Дюваль работы ЭдуараМане, 1862

В течение двадцати лет он состоял в связи со статисткой одного из парижских театров Жанной Дюваль, изменявшей ему при каждом удобном случае. А когда ее разбил паралич, Бодлер привязался к ней еще нежнее. Имея двух любовниц, Лушетту и Дюваль, он влюблялся в женщин, которые, как он предполагал, не могли ответить ему взаимностью. И сразу терял интерес к своим избранницам, если те были черес чур нежны. Он испытывал почти ужас при мысли о том, что та, которую он полюбил, окажется в его объятиях. Известно, чем закончился его роман с мадемуазель Дюпрэ, которую Бодлер осыпал любовными письмами. Едва они сблизились, поэт, как от чумы, бежал от ее страсти. Ему нужна была не страсть, а бесстрастие. В этом "патологическом платонизме" Бодлера нет ничего общего с идеализацией любимой женщины. Год от года крепнет в Бодлере мечта о холодной, фригидной женщине, позволяющей овладеть собой только из глубочайшего равнодушия. В своих прогулках по борделям, в объятиях Лушетты и Жанны Дюваль он вызывал в своем воображении такой образ: ледяная обнаженная женщина смотрит на его извивающееся в судорогах тело, ее взгляд бесстрастен и пуст, но направлен на Бодлера, ее тело великолепно, но нельзя даже представить, что к нему можно испытать вожделение.

http://blogsimages.skynet.be/images_v2/002/602/302/20070922/dyn003_original_388_309_pjpeg_2602302_513363e9495770c567824a5e048bdda5.jpg

Жанна Дюваль стала его любовницей  и женщиной, вдохновившей поэта на создание сборника стихотворений «Цветы зла», изданного в 1857 году. Жанна — мулатка, со смуглым цветом лица, была невысокого роста, кареглаза и обладала роскошными, чуть вьющимися волосами. По рассказам друзей поэта, его новая подруга не являлась красавицей, более того, она была глупой,  меркантильной и поверхностной. Однако в Шарле эта женщина вызывала самые романтические чувства, хотя вела себя довольно вызывающе, рассказывала о своих любовных связях Шарлю, иногда была груба и презрительна с ним. Тот этого, казалось, только и ждал. Он боялся взаимных чувств, ответной любви и находил успокоение в том, что любимая женщина не испытывает к нему подобных чувств. Мадемуазель Дюваль под такую роль великолепно подходила.

Картинка 8 из 8

Она пользовалась слабостью и чувствами любовника с холодной расчётливостью, требуя от Бодлера дорогих подарков, значительных сумм на личные расходы. Шарль отдавал ей всё заработанное, а неблагодарная любовница растрачивала внушительные суммы в кабаре и ресторанах, нередко оплачивая счета знакомым мужчинам. Она пристрастилась к алкоголю, а спустя несколько лет, в 1859 году, Дюваль неожиданно парализовало. Бодлер, жалея неверную подругу, казалось, испытывал к ней ещё большую нежность.

http://soliblog.blog.mongenie.com/doc/usr/1/6/400016.jpg Он нашёл ей лучших докторов, поместил в самую дорогую лечебницу и каждый день навещал возлюбленную, справляясь о её здоровье. Как только Жанна стала поправляться, она сразу же встала с постели и, собрав вещи, переехала из клиники в дом поэта, не спросив на это согласия Шарля. Тот промолчал и не воспротивился её переезду. Так чернокожая статистка маленького парижского театра Жанна Дюваль стала жить в доме поэта Шарля Бодлера. Она ничуть не изменила свой образ жизни, всё время проводила в шумных и пьяных компаниях, закатывала истерики Шарлю и требовала от него всё больше денег. Падкая на дорогие подарки, красивую жизнь, корыстная и жадная мадемуазель Дюваль не оставляла любовника в покое. А Бодлер, по натуре очень ранимый и мягкий, ни в чём не упрекал Жанну, терпя и испытывая лишь жалость к больной, падшей и стареющей женщине. http://www.mimifroufrou.com/scentedsalamander/images/Jeanne-Duval-Paul-Chenavard.jpg

После Дюваль у Шарль-Пьера было еще много любовниц, однако построить серьезные отношения ему ни с кем так и не удалось. И уже спустя несколько лет, устав от скверной пищи и одиночества, Бодлер возвращается к Жанне. Однако вернуть прежнюю беззаботность отношений было нелегко - вновь начались ссоры и скандалы, выяснения отношений и взаимные упреки. Поэтому, через год после перемирия, Шарль-Пьер вновь расстался с Жанной. Некоторые критики склонны считать, что на этот раз инициатором разрыва стала Дюваль. Позднее молодой поэт напишет матери о своем состоянии в этот период, характеризуя его как плачевное. Он называет Жанну "единственной радостью", "единственным удовлетворением", "единственным товарищем".

 

Шарль Пьер Бодлер (фр. Charles Pierre Baudelaire)
Шарль Пьер Бодлер (фр. Charles Pierre Baudelaire)

Но тоска по бывшей любовнице не долго занимала место в душе Шарль-Пьера Бодлера. Уже через пару недель поэт вновь почувствовал прилив бодрости и сил, ему снова захотелось писать. И уже в середине 1857 года он издает сборник "Цветы зла", в который вошло большинство стихотворений автора, написанных ранее. Но помимо мировой славы, выход сборника становится причиной возникновения большого количества неприятностей.

   Есть в книге «Цветы зла» стихотворение «Игра». Вот оно:        Вкруг ломберных столов — преклонных лет блудницы.    И жемчуг и металл на шеях, на руках.    Жеманен тел изгиб, насурмлены ресницы,    Во взорах ласковых — безвыходность и страх.    Там, над колодой карт — лицо с бескровной кожей,    Безгубый рот мелькнул беззубой чернотой.    Тут пальцы теребят, сжимаясь в нервной дрожи,    То высохшую грудь, то кошелек пустой.    Под грязным потолком от люстр, давно немытых,    Ложится желтый свет на груды серебра,    На сумрачные лбы поэтов знаменитых,    Которым в пот и кровь обходится игра.    Таков проклятый мир, в угаре ночи душной    Представший предо мной, когда сидел я там    Один, вдали от всех, безмолвный, равнодушный,    Почти завидуя и этим господам,    Еще сберегшим страсть, и старым проституткам,    Еще державшимся, как воин на посту,    Спешащим промотать, продать в весельи жутком,    Одни — талант и честь, другие — красоту.    И зависть ширилась в моей душе иная,    О ужас! зависть к тем, кто с детства жизнь свою    В труде и в бедности влачит, предпочитая    Страданье — гибели и ад — небытию.



       Разве это не блестящая реалистическая картина, полная глубокого смысла, с живыми и точными, остро подмеченными деталями? А между тем это стихотворение в книге Бодлера далеко не единично и не случайно. Восставая против всякой тирании, против всякого подавления личности, Бодлер не ограничивался борьбой с мещанством и пошлостью, с тиранией установившихся мнений и вкусов. Как сказал о Бодлере Горький, повторивший в данном случае слова Бальмонта, это был человек, который «жил во зле, добро любя», который «не хотел преклониться перед идолами, нося в своем сердце вечные идеалы».

 

Шарль Пьер Бодлер (фр. Charles Pierre Baudelaire). Фотография Этьена Карша.

В то время общество было еще не готово воспринимать стихи, написанные Бодлером. Люди, привыкшие к сладким виршам, просто не могли адекватно воспринимать суровые и излишне откровенные мотивы произведений поэта-бунтаря. Реакция на сборник не заставила себя долго ждать - спустя несколько недель после его выхода в свет, крупнейшая французская газета "Фигаро" посвятила небольшую заметку критике молодого автора. А спустя небольшой промежуток времени Главным управлением общественной безопасности Франции был принят доклад, в котором речь шла о том, что "Цветы зла" - это вызов законам, которые призваны охранять мораль и религию. Чиновники из министерства посчитали стихи оскорбительными по отношению к церкви, и едва ли не по отношению всего общества.  Шарль-Пьера пригласили во Дворец правосудия для оглашения обвинительной речи. Судья запретил шесть произведений автора, в число которых вошли наиболее одиозные, по мнению судьи, "Слишком веселой", "Лесбос", "Лету", "Проклятых женщин", "Украшения", "Метаморфозы Вампира" Через десять дней прокурор запросил данные об издателе и самом Бодлере, а также приказал конфисковать весь тираж книги. Однако большое количество экземпляров удалось вывезти из страны и надежно спрятать друзьям молодого поэта.

Чтобы немного заработать, он решил направиться в Бельгию для издания своих литературных трудов и чтения лекций в одном из университетов. Однако бельгийские издатели не выполнили обещанных условий, за свои труды французский поэт получал жалкие копейки, а за лекции ему платили так мало, что Шарлю едва хватало на скромную жизнь. Однако даже эти деньги он делил на несколько частей, одну из которых отправлял матери, а другую — своей бывшей любовнице Жанне Дюваль. Нищета заводила в тупик, здоровье было подорвано.

Картинка 5 из 356

COURBET, Gustave. Portrait of Baudelaire. 1848

 

Этот сноб, возведший в идеал своей жизни и творчества бесстрастный индивидуализм, сердечный холод и презрение к толпе, на самом деле был человеком, сплетенным из нервов и страстей, он через все свое творчество пронес глубокое сочувствие к отверженным судьбой, к «потомкам Каина», а через всю свою жизнь — безграничную, преданную любовь к одной женщине. Этот циник, утверждавший, что прогресс — это только «новая форма человеческой глупости», на деле приветствовал все новое, революционное. Этот мрачный ипохондрик, поэт больного, отравленного пороками города, мечтал о светлом искусстве Эллады, о здоровом, гармоническом человеке, не знающем язв современного общества.

 

И пускай, принимая позу избранника, стоящего над толпой, он писал: «Можно ли вообразить настоящего денди, который позволит себе говорить с народом не только для того, чтобы смеяться над ним?» Но зато сколько его стихотворений, свидетельствующих, о глубоком, органическом демократизме, о подлинном сочувствии к страданиям обездоленных низов человечества можно противопоставить этому кокетливому мальчишескому восклицанию!

Вспомним хотя бы конец гениального «Лебедя»:

   Даже здесь, перед Лувром все то же виденье:    Белый Лебедь, низвергнутый в грязь с высоты,    Как изгнанник — смешной и великий в паденьи,    Пожираемый вечною жаждой! и ты,    Андромаха, рабыня могучего Пирра,    Пережившая Трою, в неволе одна,    Над пустою гробницей поникшая сиро,    После Гектора — горе! — Элена жена.    Да и ты, негритянка, больная, худая,    В этой мгле и грязи, средь кирпичных громад,    За туманы, в лазурь африканского рая    Устремившая полный отчаянья взгляд, —    Все вы, все, кто не знает иного удела,    Как оплакивать то, что ушло навсегда,    И кого милосердной волчицей пригрела,    Чью сиротскую жизнь иссушила беда.    И душа моя с вами блуждает в тумане,    В рог трубит моя память и плачет мой стих    О матросах, забытых в глухом океане,    О бездомных, о пленных и многих других...       

Картинка 75 из 356
Charles Pierre Baudelaire

              Или вспомним «Парижский рассвет»:    А нищета, дрожа, прикрыв нагую грудь,    Встает и силится скупой очаг раздуть,    И в страхе пред нуждой, почуяв холод в теле,    Родильница кричит и корчится в постели.    Вдруг зарыдал петух и смолкнув в тот же миг,    Как будто в горле кровь остановила крик.    В сырой белесой мгле дома, сливаясь, тонут,    В больницах сумрачных больные тихо стонут,    И вот предсмертный бред их муку захлестнул.    Разбит бессонницей, уходит спать разгул.    Дрожа от холода, заря влачит свой длинный    Зелено-красный плащ над Сеною пустынной,    И труженик Париж, подняв рабочий люд,    Зевнул, протер глаза и принялся за труд.        А знаменитые «Каин и Авель», где с такой силой противопоставлены богачи, пользующиеся всеми благами цивилизации, и бедняки, лишенные решительно всего! И много ли найдется в мировой поэзии стихотворений, проникнутых такой глубокой добротой и человечностью, как знаменитые «Старушки» Бодлера?        В дебрях старых столиц, на панелях, бульварах,    Где во всем, даже в мерзком, есть некий магнит,    Мир прелестных существ, одиноких и старых,    Любопытство мое роковое манит.    Эти женщины в прошлом, уродины эти —    Эпонины, Лаисы! Возлюбим же их!    Под холодным пальтишком, в дырявом жакете,    Есть живая душа у хромых, у кривых.    Ковыляет, исхлестана ветром, такая,    На грохочущий омнибус в страхе косясь,    Как реликвию, сумочку в пальцах сжимая,    На которой узорная вышита вязь.      http://drforrest.files.wordpress.com/2011/03/charles-baudelaire-with-a-cigar-1864-giclee-print-19034909.jpeg        Так, сквозь дебри столиц, на голгофы крутые    Вы без жалоб свершаете трудный свой путь,    Вы, скорбящие матери, шлюхи, святые,    Для кого-то сумевшие солнцем блеснуть.    Вы, кто славою были и милостью божьей,    Никому не нужны! Только спьяна подчас    Оскорбит вас любовью бродяга прохожий,    Да глумливый мальчишка наскочит на вас.    Вы, стыдясь за себя, меж людей, как в пустыне,    Робко жметесь вдоль стен, озираясь с тоской,    И никто не поможет вам в горькой судьбине,    Вам, обломкам великой громады Людской.    Только я, с соучастием нежным поэта,    Наблюдая, как близитесь вы к рубежу,    С безотчетной любовью — не чудо ли это? —    С наслаждением тайным за вами слежу.    Я дивлюсь вашим новым страстям без упрека,    Жизнь измучила вас — я свидетель всего.    Я люблю вас во всем, даже в язвах порока,    А достоинства ваши — мое торжество.    Тени прошлого! о, как мне родственны все вы!    Каждый вечер я шлю вам прощальный мой вздох.    Что вас ждет, о восьмидестилетние Евы,    Чью судьбу растоптал тиранический бог!

 И разве не блекнут кокетливые парадоксы Бодлера, которые сам он назвал обезьянничаньем и фиглярством, рядом с этим мощным поэтическим потоком, изливавшимся из глубин его сердца! Всю жизнь он метался между этими полюсами, не находя покоя, любя и презирая людей, ненавидя и обожая тот мир, который они построили, в который бросили его случайность рождения и логика истории. И в этой нецельности, в этой разорванности, которую Гейне называл «трещиной, расколовшей весь мир и прошедшей сквозь сердце поэта»,— в них и заключается сущность того, что сам поэт называл декадансом.

Шарль Пьер Бодлер (фр. Charles Pierre Baudelaire). Кенотаф Бодлера на кладбище Монпарнас.
Шарль Пьер Бодлер (фр. Charles Pierre Baudelaire). Кенотаф Бодлера на кладбище Монпарнас.

В 1866 году Шарль-Пьер Бодлер тяжело заболевает. Шарля мучили головные боли, бессонница, нервные приступы, и однажды здоровье поэта не выдержало. Весной 1865 года его разбил паралич, и родственники перевезли Бодлера в Париж. Его поместили в лучшую лечебницу города, однако ни восстановить речь, ни заставить двигаться больного поэта врачам так и не удалось.

Свой недуг он описывать так: наступает удушье, путаются мысли, возникает ощущение падения, кружится голова, появляются сильные головные боли, проступает холодный пот, наступает непреодолимая апатия. С каждым днем болезнь все больше ухудшала состояние Бодлера. Рвота и головная боль стали его постоянными спутниками - без их не проходило ни дня.  В это время Шарль-Пьер Бодлер выглядит ужасающе - перекошенный рот, остановившийся взгляд, практически полная потеря возможности произносить слова. Болезнь прогрессировала, и уже через несколько недель Бодлер не мог формулировать мысли, часто погружался в прострацию, перестал покидать постель. Несмотря на то, что тело еще продолжало сопротивляться, разум поэта угасал.

В последний день лета, 31 августа 1867 года, одинокого и странного француза не стало.

Поэзия Бодлера —  одно из самых оригинальных и совершенных явлений французской поэзии.

P.S.

Жанна Дюваль, лишившись помощи любовника, прожила несколько лет в ужасающей нищете и скончалась в больнице для бедных.

 


Категория: Литература | Просмотров: 2820 | Добавил: uthitel | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: